Немецкое упорство в изучении английского

Сегодня меня в ватсапе поздравил с Новым годом мой недавний знакомый Роберт.

Он немец, ему лет 60. Мы познакомились в прошлом году, когда я жил на Бали. Хозяин моей виллы, загадочный исследователь орангутангов, уехал к себе в Аризону, а следить за виллой (и мной) поручил Роберту, который живет по соседству.

Роберт буквально спас меня от безработицы. Вайфай на вилле оказался медленнее, чем мой дайл-ап в 90-е. Тут и появился рукастый фриц, отрекомендовавший себя «опытным электриком». Починил антенну на крыше, поставил еще одну в одной из комнат — и я смог работать везде, а не только в постели, рядом с роутером… И все эти работы неизменно сопровождались шутками-прибаутками и смачными рассказами про индонезийских девушек.

Позже выяснилось, что Роберт — вовсе не электрик, а… бывший диджей. И не просто «какой-то там» диджей, а один из лучших в Германии. Работал на Ибице — а это уже высший ранг. Понятное дело, знал многих великих музыкантов. С ними он пил (и много), с ними же и курил травку. После травки ухлестывал за немками, отчего женился только в 50…

Впрочем, дело не в нем.

Как думаешь, на каком языке он мне все это рассказывал?

На немецком?

Как бы не так. Только на английском.

При том, что я сразу признался ему в факте своего рождения в Берлине и в том, что когда-то неплохо «шпрехал».

(Как ты понимаешь, я тайно хотел попрактиковаться в немецком)

Но фриц меня переиграл.

Потому что ОН хотел практиковаться в английском!

В итоге получался диалог вроде:

Я: Haben Sie shon die Zigarren gekauft? (Вы уже купили сигары?)

Он: Yes, sure. A big box from the Philippiness (Да, конечно. Большой ящик из Филиппин)

Так и общались. Даже сегодня он поздравил меня на английском (Happy New Year!), а я его — на немецком (Guten Rutsch ins neue Jahr!).

И все же в основном приходится с ним общаться на английском, который он беспардонно навязывает.

Мораль сей басни?

Надо практиковать иностранный язык, даже если с тобой готовы общаться на твоем родном. И даже если ты (как Роберт) говоришь с ошибками.

Такое «немецкое» упорство ведет к очень быстрому успеху.

А в Xtreme English упорство даже не требуется — мы не оставляем тебе другого выхода, кроме как практиковать речь… каждую минуту.

Если хочешь в этом убедиться — вот ссылка:

www.EnglishXtreme.ru

Игорь Фортис

Что такое «сталинская мотивация» и как одолеть языковой Эверест

Вот незадача: прожив 4 года в Германии (с родителями), я не выучил и 10 слов на немецком. То была советская школа в Берлине, все друзья — «свои»… Нафига попу баян?

Кто ж знал, что когда поступлю в Высшую школу КГБ, мне вторым языком дадут именно его, немецкий?

Вроде бы и бог с ним, да случилась одна неприятность…

Мой друг Вадик первым языком учил как раз немецкий. И преподавала им его сама фрау Шпехьт (Specht — это дятел, кстати).
На самом деле звали ее Людмила Владимировна, но в Вышке было принято и слушателям, и преподавателям иметь «иностранные» имена.

Фрау Шпехьт — это Сталин в юбке. Звонкий пронзительный голос на весь этаж. Огненный взгляд, испепеляющий трепещущего курсанта за малейшую ошибку. Ребятки на пары ходили, как на Голгофу. А все остальные им искренне сочувствовали.

(Справедливости ради надо сказать, что фрау Шпехьт выдрючивала своих студентов так, что они знали немецкий лучше русского. Более эффективного педагога в Вышке тогда не было)

В общем, я бы с радостью продолжал сочувствовать Вадику дальше, если бы вскоре не узнал, что со второго курса у меня будет как раз немецкий. И вести его у нас будет… фрау Шпехьт!

И это было бы не самое ужасное.

Меня погубил как раз Вадик. Чем? А тем, что как-то «похвастался» ей, что его друг (то бишь я) — долго жил в Германии и СВОБОДНО говорит по-немецки… Вот зараза, да?

С того самого момента я от страшной фрау бегал повсюду. Главное — не попасться ей на глаза. И не дать заговорить со мной… на немецком. (Вот так лучший друг может сделать тебя параноиком).

Ладно, избегать ее было в целом не так сложно, поскольку учились мы с «немцами» в разных корпусах. А вот что я буду делать, когда она через год войдет в мою аудиторию?!

Сия ужасающая мысль преследовала меня и днем, и ночью. Я не преувеличиваю. Это сейчас мне все это кажется сущей чепухой, а тогда я был молодой, советский и правильный. И меня жег позор за беспечно проведенные 4 года…

И как ты думаешь, что я сделал?

Не поверишь: взялся спешно учить немецкий. Сам. Ага.

Накупил учебников, словарей и каких-то аудио-кассет. Заставил всем этим книжный шкаф.

И потом целый месяц погружался в еще больший ужас от осознания объема работ…

С одной стороны, страх позорного разоблачения, с другой — страх перед великим языком Гете и Шиллера.

Не знаю, чем бы кончился такой двойной ужас (скорее всего, ничем хорошим), но спас меня один преподаватель с кафедры немецкого языка.

Мы оба увлекались фотографией и часто общались на переменах. А он — полковник, красавец, легенда факультета (бывший нелегал). Классный мужик.

В общем, я ему как-то все это честно выложил. И спросил, как мне быть.

И он дал мне совет, который вроде бы прост и банален, но реально вывел меня из пике. «Aller Anfang ist schwer («Любое начало трудно»), — сказал он. Главное, начни. ПРОСТО НАЧНИ. И не думай больше ни о чем».

В тот же день я пришел домой, открыл знаменитый самоучитель Попова (преподавателя Вышки, кстати) и выучил немецкий алфавит.

Через год я общался с фрау Шпехьт о рождественской ярмарке в Берлине…

(Да, с ошибками. Но она с тех пор возлюбила меня как самою себя и «вытягивала» на экзаменах до самого 5 курса).

И потому вот мой совет: не бойся величия задач, стоящих перед тобой. Просто начни с чего-нибудь простого. И сделай это сегодня.

Кстати, программа Xtreme English разбита на небольшие шаги. Если захочешь сделать свой первый шаг, то вот ссылка:

www.EnglishXtreme.ru

Игорь Фортис