Отец дал мне только этот совет

Отцу всегда было немного не до нас с сестрой. Вечно пропадал на работе, и видели мы его только по выходным, да и то урывками (оперативная работа не имеет выходных…).

Он не помогал мне делать уроки, не вникал в мои дела, и по сути мы жили в разных вселенных. Зато он всегда возникал в случае каких-то проблем — и решал их молниеносно, пуская в ход все свои связи и возможности.

Одна такая проблема случилась в шестом классе, когда я заболел воспалением легких и пропустил три месяца учебы. Три месяца в английской спецшколе — это ОЧЕНЬ много. Я отстал безбожно. И, вот черт, никто в семье не мог мне ничем помочь. У отца немецкий, у мамы — русский бытовой…

Впервые в жизни у меня пошли тройки и двойки, и это действовало удручающе.

Когда в конце четверти папа рассматривал мой дневник с огромной выпирающей тройкой по английскому, вид у него был какой-то невеселый (он-то всегда был отличником, а сынок подкачал…).

И тогда он дал мне совет. Который, признаюсь, тогда показался мне совершенно идиотическим, но который многократно выручал меня в будущем.

«А ты просто учи наизусть диалоги и тексты. Заучивай готовые обороты… И скоро всех догонишь и перегонишь».

Папа, папа, такие советы не для шестиклассника. Учить диалоги, ага, счаззз…

В общем, бесплатное «лечение» не удалось, папе пришлось выкладывать бабки и нанимать мою же училку в качестве репетитора. А потом мы и вовсе укатили в Германию, где меня ждала обычная школа и где по английскому я имел шестерку вплоть до последнего звонка.

А вот уже в Высшей школе КГБ мне его совет пригодился. Правда, вспомнил я его не сразу… У меня там появился кумир — Бэлла Петровна Кулакова. Препод иняза им. Мориса Тореза, которая пришла к нам в Вышку на втором курсе. Монстр. Зверь. Глыба. Потрясающий английский (на каждое слово могла дать 5-6 синонимов и объяснить стилистические различия).

Моему восхищению не было предела…

А как-то мы отмечали день рождения однокурсника с другим преподом, которая, как выяснилось, училась вместе с Кулаковой на одном курсе. Затаив дыхание, я спросил ее: «А как училась Бэлла Петровна?»

— Бэллочка-то? Да она все время зубрила тексты…

Тут у меня все и сложилось — совет отца и «инсайдерская» информация о методе моего кумира…

Уже позже, изучая методику спецслужб, я понял, почему отец так напирал на заучивание текстов. Оказалось, в этом и кроется главный секрет освоения языка на уровне родного… (Как-нибудь объясню, почему).

Впрочем, если ты думаешь, что дело в тупой зубрежке, то сильно заблуждаешься. Это скучно и неэффективно.

А как эффективно?

Об этом ты узнаешь, если начнешь учиться в Xtreme English Academy. Кликни по ссылке и учи язык точно так, как его учат разведчики:

www.EnglishXtreme.ru

Игорь Фортис